Дневной архив: 22.08.2018

Стресс и невольные атаки

стресс Любой из нас в собственной жизни раз чувствовал неприятное положение, вызванное неожиданным испугом – ощущение ужаса. Быстро учащается биение сердца, дыхание является длинным и прерывающимся, возникает трепет в конечностях, сухота во рту… Так что организм откликается на опасность и воодушевит собственные силы для встречных действий.

 Часть сек – и вы способны предоставить отпор наступающему либо скоро удариться стремглав от хищного хищника. Такие реакции были полезными для наших родственников, проживавших очень многие тысячелетия назад, однако в наш век картина несколько поменялась.
Большинство хищных животных сейчас можно повстречать в зоопарке, и вызывают они при этом только ощущение жалости и соболезнования. Однако на замену бедным животным и жестоким грабителям пришел не менее хитрый и бестелесный противник – регулярный стресс. Безусловный спутник огромных населенных пунктов, стресс преследует нас всюду – в факультете, на работе, в метрополитене, за рулем автомобиля. И возвратившись домой, у вас нет возможности ощущать себя в абсолютной безопасности — стресс быстро производит собственные щупальца, как только вы надавите кнопочку телевизора.
Организм откликается на стресс также, как и на опасность жизни – высоким выбросом адреналина – на биологическом уровне серьезного вещества, которое называют стимулом стресса. Как раз адреналин вынуждает ваше сердце пульсировать мощнее, веять намного чаще и ощущать трепет в коленках, и гонит мурашки по вашей пояснице. Улучшает «букет» признаков стресса головокружение, излишняя гипергидроз, дурнота и другие неприятнейшие чувства, которые устанавливаются реакциями вегетативной рефлекторной системы.
Руководит выбросом адреналина ЦНС, мозг, реагирующие на эмоциональное влияние. Происходит это независимо от вашего сознания. К великой радости, такие положения у хорошего человека с разумной психикой бывают достаточно нечасто — в процессе экзаменов, на собеседовании при приеме на работу и поддается сильному наблюдению.
Человек со крепкой центральной нервной системой как правило не придает огромного значения подобным факторам. Жизнь на то и жизнь, чтобы время от времени понервничать, подрожать и потрудиться. И более того, определенным индивидуумам данного адреналина не хватает, и в погоне за резкими чувствами они влезают в горы, скачут с небоскребов либо погружаются в бездны океана. Тогда призыв организма нужно как раз кстати — стресс находит выход в качестве серьезной мускульной перегрузки, и благоприятно «сгорает». Другими словами, адреналин выкидывается не зря, и такие тренировки лишь содействуют укреплению рефлекторной системы.
Но в случае если напряженные обстановки повторяются раз за разом, то наш организм, и без того угнетенный больной экологией и ошибочным стилем жизни, когда-нибудь может предоставить сбой. Сформировывается так именуемый болезненный образец действия либо болезненный образец встречной реакции на возбудитель. Человека начинают преследовать неожиданные и безосновательные припадки ужаса, по-другому – неприятности, появляются и болезненные стандарты реакции рефлекторной системы, которые способны выражаться в разных «неправильных решениях» мозга, что довольно часто выражается в болезненных реакциях вегетативной рефлекторной системы. Такие положения имеют совместное наименование – Невольные атаки, что не считается отдельным заболеванием, а считаются только симптомокомплексом, входящий в какое-нибудь психологическое расстройство, в большинстве случаев в раздел беспокойных либо невротических расстройств.
Время от времени толчком к формированию беспокойных либо невротических расстройств может стать лишь одно сильное отрицательное переживание – психотравма. А далее – тупик, без помощи других растерзать который тотчас нельзя. Случившись когда-нибудь, приступ создает в мозге «закономерность» встречных реакций, и человек начинает с страхом ожидать следующего, убежденный в том, что тот обязательно произойдет. Психика начинает регулярно искать симптомы грозящей опасности, и незначительное изменение положения организма может спровоцировать свежий приступ.
И вот здесь стартует самое печальное. Вместо того, чтобы направиться к доктору, человек начинает заниматься самолечением. Предварительно – диалоги по душам с родимыми и ближними, потом – легкие болеутоляющие, дальше в ход идут антидепрессанты, больной начинает избегать зловещих его случаев. В конечном итоге – усиление негативных тенденций качества жизни, самоограничения и кажущиеся запреты, депрессия. Давайте прислушаемся к мнению эксперта. Вот что размышляет насчет этого доктор психиатр-психотерапевт поликлиники Преображение Водка С.Н. 
«Не тащи резину»
Не прекращаешь дивиться, когда наблюдаешь впереди себя пациентку (немного намного реже — больного), которая приступила к психоаналитику через 6 месяцев, либо даже через больший интервал времени, после возникновения невольных атак. За этот период времени склероз, проделав собственную обычную развитие, сформировал многообразные ужасы, назойливые идеи, вызвал второстепенную депрессию, быстро ограничил реальное место человека, исключив из него те места и обстановки, в которых появлялась либо априори могла бы появиться резкая забота.
Психоаналитики и психиатры, в большинстве случаев, могут быть заключительными из перечня тех экспертов, к которым обращаются такие больные. Отдав все имеющиеся на свете разборы, пройдя все вероятные приборные изучения, тотчас очень нездоровые и не очень необходимые для организма, отлежав пару лет в неврологическом либо терапевтическом отделении стационара, пробудив пару десятков раз «скорую помощь», беспокойный невропат, в конце концов, обращается к психиатру-психотерапевту, а часто его ведет к доктору усталый, астенизированный, не видящий, что делается, родной человек.
Бывает и иначе: «паникер» старается перешибить, «залить» лишнюю тревогу спиртным либо большими порциями самоназначенных психотропных медицинских препаратов, и тогда на прием к доктору идут совместно с больным нарастающие забота, биологическая связь и токсичный гепатит и другие психологические заболевания, спровоцированные приемом подобных медикаментов.
Отчего же больные так долго «тянут резину»? Отчего не торопятся направиться к эксперту при первых свойствах невольных атак и прочих проявлений нарушения мозговой деятельности? С моей точки зрения, тому есть несколько причин.
Первая: терапия еще не стала обычным феноменом в социуме, внутрикультуральным феноменом, делающим посещение доктора психиатра-психотерапевта хорошим, разумным, сформировавшейся обстановки, хорошим для себя и соседнего круга действием.
2-я: боязливость, что беспокойная симптоматика будет расценена как симптом солидного психологического заболевания с неясными реальными возможностями. Тороплюсь унять: резкая забота и все те горькие волнения и чувства, которые «налипают» на нее в случае безвременного послания к эксперту, относятся, преимущественно, к неврозам, другими словами к конвертируемым, многофункциональным расстройствам психологической деятельности. Для человека, относящего себя к азиатской культуры, иметь склероз не неудобно; нужно просто совместно с психоаналитиком работать над его преодолением.
Четвертая: ощущение уныния и недоверие (поскольку депрессия), что им кто-то поможет. Тороплюсь унять второй раз: групповой, полновесный подход, который включает в себя персональную психотерапию, проводимую, в первую очередь, на базе экзистенциально-гуманистического миропонимания с применением нейро-лингвистических, релаксационных и бихевиоральных раскладов (сейчас более действенной является и массовая терапия) дает возможность в 95-98% примеров достичь общего освобождения от невольных атак и быстро уменьшить беспокойный тон до значения, не мешающего стандартной полновесной жизни. Любопытно, что люди, имеющие удачный опыт преодоления невроза, делаются не менее разумными, и, следовательно, не менее действенными и удачными в жизни.
И в завершение… Все люди вправе выбирать, как ему жить и каким ему быть. Быть ему трепещущим, зависящим, грустным созданием, обитающем на становящимся меньше, в меньшей и меньшей степени, неинтересном и сером островке, либо обладать этим разноцветным, отличным и поразительным миром.

Подвеска: избитые компоненты в уникальном качестве

Delphi,подвеска, Так сложилось, что в России компоненты подвески подвергаются повышенному сносу.

Подвеска гарантирует маневренность колес сравнительно кузова, чтобы по ямам скакало лишь колесо, а не весь авто. Не только лишь для вашего удобства, но и для безопасности — регулярный контакт колес с трассой считается гарантией маневренности. Вследствие этого качество выполнения компонентов подвески критически принципиально — непослушливый рулю авто либо отвалившееся на ходу колесо, это далеко не просто «поломка».

Продлить межремонтный промежуток подвески можно элегантной ездой. Но у любой компоненты есть источник, и для компонентов подвески он вычисляется в установленном количестве перемещений и их амплитуде. Как следствие, на подобных трассах, где подвеска регулярно «работает», выравнивая существенные выпуклости, он истощается стремительней. Логично потому, что в постсоветских государствах монтаж подвески является своевременен после пробега в 40-50 миллионов км, а может быть прежде, тогда как в Европе — после 100-150 миллионов.
В большинстве случаев, если подвеска не подвергалась надкритическим перегрузкам, равномерно портятся шарниры и шаровидные опоры. И при избрании компонентов для смены принципиально не купить эрзац-деталь. Эрзац — это «похоже, однако не то», имитация, бутафория. Деталь, не владеющая вычисленными для этого авто прочностными данными и необходимой износоустойчивостью, или оперативно выйдет из строя, или вообще развалится на ходу, подвергаясь опасности вашу собственность и жизнь.
Установка компонентов подвески непонятного возникновения и экономически нецелесообразна — они предназначаются меньше, ну и вторичная смена стоит денежных средств. Разумеется, можно доверять «оригинальным» запчастям, которые автоматом отвечают условиям к составным частям, поставляемым на монтировочный сборочный поток (ОЕ-стандартам) либо «конвейерному качеству». Но их стоимость как правило досадно впечатляет по сравнению с элементами на свободном рынке. И здесь дело не только лишь в качестве, но и в наценке за услугу — производитель автомобилей избрал за вас деталь (вы же не полагаете, что автопроизводители сами создают все комплектующие?), и поручается за нее своими данными.
К великой радости, при избрании компонентов подвески компромисс в стоимости далеко не всегда значит уступку по качеству. Конечно же, если вы покупаете запасные части под брендом с безукоризненной славой. Например, многим установлены тормозные ботинки Delphi. Но ботинки для компании такого масштаба — это как батарейки для компании-производителя аудио-видео техники. Североамериканская компания Delphi поставляет детали для многих всемирных производителей автомобилей, в том числе такие трудные, как системы впрыска для дизельных агрегатов. Конечно же, что и для свободного рынка всю продукцию, включая компоненты подвески и рессоры, она делает только по ОЕ-стандартам, используя такие же технологии и материалы, которые применяются при производстве компонентов для конвейерной комплектации.
Выяснить детальнее об устройстве подвески, ее верной работы и обслуживании, и о избрании запасных частей для смены можно, прослушав курс передач «Автоликбез» от «АвтоРадио», расположенный на веб-сайте avtolikbez.com.ua
Ставя купленные на свободном рынке запасных частей компоненты ОЕ-качества, можно на самом деле сберечь на ремонте подвески. При большей стоимости они будут служить в точности также, как и уникальные, снабжая уют и безопасность в течение максимально возможного, при наших трассах, срока службы.