Кальтенборн: Управлять командой – огромная честь

a6a76eb6 intoks-edu.ru

Кальтенборн Месяц назад Петер Заубер официально сообщил собственные права Монише Кальтенборн, которая стала первой девушкой, возглавившей команду Формуле 1.

В своем интервью Sport360 она сообщила, какого это управлять командой в мужском виде спорта…

Вопрос: Что вы ощутили, став первой женщиной-руководителем команды Формулы 1?
Мониша Кальтенборн: Это огромная честь и серьёзное тестирование. Я признательна Петеру за то, что он дал мне такую вероятность.

Вопрос: Вы ощущаете себя первопроходчиком?
Мониша Кальтенборн: Мне трудно так рассуждать, поскольку я использовала данным шансом, и думаю, что пребываю в самом конце пути. Мне еще многое предстоит сделать. Если иные женщины воодушевятся моим образцом, это будет превосходно.

Вопрос: Вы ощущаете, что должны обосновать, что по праву приобрели данную деятельность?
Мониша Кальтенборн: Я полагаю, что если б вы работали в Формуле 1 столько же, сколько и я, то, рассчитываю, вам бы не понадобилось встретиться с подобным вопросом. В общем я полагаю, что женщины должны прилагать больше сил в квалифицированном плане, чтобы на них указали. Считаю, то же самое относится и к домашней жизни. Таким образом это парная неприятность.

Вопрос: Вы пришли на работу в Заубер юридическим консультантом. У вас с начала была любовь к автомобильному спорту?
Мониша Кальтенборн: Я бы не представила это страстью, скорее всего, у меня был энтузиазм. Однако в настоящее время, разумеется, у меня любовь к автогонкам.

Вопрос: Как развивалось ваше партнерство с Петером Заубером?
Мониша Кальтенборн: Наше партнерство развивалось равномерно. В 1998 году я пришла на работу в организацию, которая была совладельцем команды. После соединения Петер спросил меня, не хочу ли я подключиться к команде – я договорилась. В 2001-м я вошла в руководство команды и была там до прихода компании БМВ. Когда БМВ приняла решение уйти, и Петер купил команду и снова рекомендовал мне деятельность. Не так давно был выполнен очередной шаг. Считаю, он принял решение, что я готова к управлению командой, для Петера это было важно.

Вопрос: Поведайте о решении принять договор с Нико Хюлкенбергом…
Мониша Кальтенборн: Нико – крайне мощный гонщик. До прихода в Формулу 1 он достигал результата в молодежных сериях, выиграв их все. Данный год продемонстрировал, что он крайне оперативный и действенный пилот, он получал очки всякий раз, когда у него была такая вероятность. Мы же в этом году далеко не всегда применяли данные возможности, и рассчитываю, что с его приходом в команду, мы сможем предельно открыть потенциал автомашины.

Вопрос: Какие задачи ставит бригада на Гран При Абу-Даби?
Мониша Кальтенборн: Мы знаем, что если хотим сделать лучше наши позиции в Призе конструкторов, то должны зарабатывать очки 2-мя автомобилями. Такая цель.

Вопрос: Серхио очень чувственно объясняет уход из команды…
Мониша Кальтенборн: Серхио – профессиональный пилот, и мы знали про это с начала. Совместно мы испытали несколько хороших и очень чувственных факторов. Он помог сделать в команде квалифицированную и открытую окружающую среду. Он останется частью истории команды – совместно с ним мы прошли тяжелые времена и начали увеличиваться. Мы испытали несколько отличных факторов, несколько жалко, что он уходит, однако такая жизнь.

Вопрос: Баттон был удивлен, когда узнал, что Серхио всего 22 года. Дженсон думал его не менее квалифицированным пилотом…
Мониша Кальтенборн: Я не понимаю, что ждать от пилотов Формулы 1, которым 22 года. Они располагаются в необычной обстановки сравнивая с собственными сверстниками, на которых не работает настолько мощный прессинг. Серхио ведет себя как крайне спелый гонщик, в особенности принимая во внимание, какое внимание ему уделяют в Мексике.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *